ИСТОРИЗАЦИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО МАТЕМАТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ОДНО ИЗ СРЕДСТВ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ НАУКИ В XVIII В.

Российское образование и российская наука, начав свое функционирование в начале XVIII в., за 300 лет обрели богатые традиции. Одной из них является популяризация науки, в частности математики.

В современном понимании популяризация науки началась в России в первой четверти XVIII в. К этому времени завершилось создание Московского государства. Широко раздвинулись его границы. Возник единый рынок. Развитие производительных сил, быстрый рост мануфактур, горного дела, промыслов, освоение громадных территорий, укрепление международных дипломатических и торговых связей требовали достоверных знаний об окружающем мире.

Шел XVIII век. Крупнейшие преобразования, военные успехи превратили дворянско-помещичью Россию в одно из сильнейших государств мира.

«Не останавливаясь перед варварскими средствами борьбы против варварства» [4. Т. 36.] Петр I разрушал устоявшийся быт, насаждая новые обычаи и порядки. 

Государству нужны были грамотные люди, специалисты для развития отечественной промышленности, ученые.

Первым популяризатором науки в России можно считать Петра Первого. Именно он ввел новый календарь, по которому Новый год теперь следовало отмечать первого января, а не первого сентября. При Петре начинается и долгое время издается, первая печатная газета «Ведомости», церковнославянский шрифт заменен гражданским. Вслед за школой математических и «на-вигацких» наук открываются артиллерийская, инженерная и хирургическая школы в Москве, морская академия и инженерная школа в Петербурге, 42 цифирные школы в разных городах [3. С. 15.].

Таким образом, постепенно была подготовлена более широкая, чем в предшествующие века, аудитория для чтения книг. И государством были приняты меры к подготовке и изданию первой в России научной литературы.

В эпоху Петра I издательское дело в России получает значительное развитие. По инициативе и при активном участии императора за короткие сроки было открыто несколько крупных типографий: Гражданская типография В.А. Куприянова (1705) со специализацией по выпуску учебной литературы и других книг светского направления, «Сенатская типография», типография Александро Невского монастыря (1719), типография Морской академии и ряд других в Санкт-Петербурге и Москве. Реорганизована и расширена деятельность Печатного двора по выпуску книг. Популяризации светского книгоиздания способствовало введение гражданского шрифта. После этого уже при жизни Петра I вышло в свет около 380 гражданских книг, в том числе 350 на русском и 30 на иностранных языках. Причем издание книг вышло за пределы Санкт-Петербурга и распространилось на Москву, Киев, Ригу и некоторые другие города [1. С. 26 ].

Так же, Петр I по праву считается инициатором создания в России математического образования и становления математики как науки. Именно он создал в России первую образовательную систему, в которой ведущая роль была отведена математике [7. С. 64]. Началом преподавания математики в России считается 1701 год, когда по Указу Петра I в Москве была создана первая русская школа» «математических и навигацких наук».

Среди самых значительных книг по математике, изданных в первую четверть XVIII в. и получивших на многие годы исключительное распространение и популярность, относят  «Арифметика» Л.Ф. Магницкого (1669 – 1739), книги по геометрии Я.В. Брюса (1690 – 1735), книги по геометрии и тригонометрии А.Д. Фарварсона (середина XVII в – 1739) — руководства, в которых основное место занимают примеры, демонстрирующие связь теории с практикой [8. С. 18].

Так «Арифметика» Магницкого, выдающегося русского педагога, преподавателя учрежденной Петром I школы навигацких и математических наук, была напечатана «ради обучения мудролюбивых российских отроков и всякого чина и возраста людей».

Книга содержала пространное изложение арифметики, важнейшие для практических приложений статьи элементарной алгебры, приложения арифметики и алгебры к геометрии, практическую геометрию, понятия о вычислении тригонометрических таблиц и о тригонометрических вычислениях вообще и необходимые начальные сведения из астрономии, геодезии и навигации. Учебная книга была составлена по источникам, в число которых, кроме иностранных книг, входили и русские арифметические рукописи XVII в. [12].

Привлекая в свою книгу разнообразный материал, Магницкий пользовался сложившейся издавна на Руси терминологией, задачами из старинных рукописных сборников, использовал народный технический опыт в области землемерия и практической геометрии.

Магницкому удалось превратить свою книгу в своеобразную энциклопедию математических знаней, крайне необходимых для удовлетворения практических потребностей стремительно развивающегося Русского государства.

Книга Магницкого закладывала основы, необходимые для усвоения технической грамоты. В главе «О прикладах потребных к гражданству» содержались практические сведения по механике и строительному искусству. Здесь можно было найти способы определения высоты стен, глубины колодцев, расхода камня на сооружение, расхода свинца, чтобы «пульки лить», и т. д. Тут же была дана задача рассчитать «в каковых либо часах или во иных махинах» зубчатые колёса так, чтобы числу оборотов одного соответствовало число оборотов другого и т. д. [5].

Особенное внимание Магницкий уделял морскому делу, поместив в своей книге целый ряд специальных статей, где приводит правила, как определить положение меридиана, широты места, или, как он говорит, возвышения поля полюса, точек восхода и захода солнца, вычисления наибольшей высоты прилива и т. п. Ценность книги увеличивается приложенными к ней таблицами, необходимыми для различных вычислений, связанных с навигацией.

Леонтию Магницкому удалось создать оригинальную книгу, на которой воспитывались целые поколения математически образованных русских людей, техников, мореплавателей и ученых.

В то же время Арифметика Магницкого не являлась сводом прикладных знаний и не была простым справочником для практических нужд. Она прежде всего явилась широким общеобразовательным курсом, сочетавшим глубокую теоретическую подготовку с постоянной оглядкой на практику. В своей книге Магницкий указывает, что математика занимается не только исследованием «наручных нам вещей», то есть доступных опыту, а и таких, которые «токмо уму нашему подлежат», но служат надежным путем для «приятия множайших наук» [6. С. 80-81].

Несмотря на полуэнциклопедический характер «Арифметики» Магницкого, в ней практически отсутствовал геометрический материал. Необходим был учебник геометрии, который удовлетворял бы возросшие потребности в геометрических знаниях.

В петровскую эпоху на русском языке были напечатаны 2 переводных геометрических учебных руководства: «Приемы циркуля и линейки» и «Геометрия практика». Перевод учебников был подготовлен Яковом Брюсом и правился лично Петром I.  

Перевод австрийской книги А. Э. Буркгарда фон Пюркенштейна дважды изданный в Москве в 1708 г. под названием «Геометриа славенски землемерие». Эта была первая книга, набранная новым русским шрифтом.

Известно 3 издания учебника. Второе издание вышло в 1709 г. с 2 новыми разделами. Первый из них «О превращении фигур плоских во иныя такова же содержания», отдельно изданный еще в 1708 г., составлен Брюсом, второй – «Построение солнечных часов в различных случаях» – принадлежит Петру I. В 1725 г. вышло третье издание книги под названием «Приемы циркуля и линейки», которое и стало общепринятым.

Так как учебник предназначался для математико-навигацкой школы, курс геометрии носил не теоретический, а практический характер

Важным дополнением к «Приемам» явилась изданная в 1714 г. в Петербурге «Геометрия практика», в четырех главах которой решено 68 задач на измерение фигур. Данная книга содержала преимущественно сведения для вычислений, ее можно считать первым русским руководством по тригонометрии. 

Издательское дело в России в начале второй четверти века сосредоточилось в Петербургской Академии наук (основана по Указу от 28 января 1724 года), которая была задумана и создана как центр науки и ее распространение через обучение и через печать. Академия получила профессоров и адъюнктов, гимназию и право выбирать лучших учеников из училищ, библиотеку и кунтскамеру, переводчиков и типографию. Стараниями ученых Академии наук сформировались типологические признаки естественнонаучной популярной литературы, произошло превращение календарей в средство распространения знаний, определились особенности научно-популярного журнала

Становление научно-популярных произведений как вида литературы шло параллельно формированию ее других видов – учебной, справочной, научной (одновременно выходили научное издание «Комментарии Академии наук», справочные «Топографические известия» и научно-популярные «Примечания к Ведомостям», затем «ежемесячные сочинения»). Именно на естественнонаучные издания возлагались задачи пробуждения интереса общества к науке, расширения читательского круга [3. С 17].

 Базовые учебники по математике первой половины XVIII в. ( «Арифметика» Л.Ф. Магницкого, книги по геометрии Я.В. Брюса, книги по геометрии и тригонометрии А.Д. Фарварсона) широко представляли элементы популяризации, среди которых главное место занимали примеры, демонстрирующие связь теории с практикой. Важно отметить, что практическое содержание руководств было связано с историческими знаниями и опытом, поэтому одним из основных средств популяризации математики и математического образования в XVIII в. являлись элементы историзма в обучении.

Выполнив, полный анализ дореволюционных учебников математики русской школы с позиций введения в них элементов историзма, А.Т. Хохлов [9. С. 237 – 240] выделил следующие цели применения ис­торизмов в обучении математике первой половины XVIII в.: 1) элементы исто­ризма увеличивали доступность обучения (что особенно относится к сведениям об имманентном развитии математики); 2) элементы историзма являлись ос­новным средством доказательности и справедливости теоретических положе­ний, иллюстрирующим связь теории с практикой; 3) в период догматического обучения элементы историзма служили средством убеждения в справедливости математических сведений: это были ссылки на авторитетные источники (имена ученых, книги и т.д.); 4) элементы историзма способствовали повышению соз­нательности обучения и прочности усвоения предмета; 5) элементы историзма выступали как средство оживления обучения математике и усиления интереса к предмету помощью элементов биографии, этнографии, этимологии, симво­лики и др.); 6) элементы историзма позволяли преодолеть психологическую не­обходимость объяснения происхождения математических понятий.

Во второй половине XVIII в. в России в руководства по математике авторы начинают вносить элементы рассуждений и логического вывода, обозначается проблема доказательности. Переход к доказательному изложению способствовал увеличению объема учебников, разнообразию применения элементов историзма и их дифференциации [8. С. 18].

Большое значение для развития отечественного математического образования, создания передовой учебной математической литературы популяризации научных знаний в России XVIII в. имели руководства Л. Эйлера (1707 – 1783) [8. С. 18].

Эйлер был одним из первых ярких популяризаторов науки [10. С. 79]. Образцом популяризации науки является изложение Эйлером наиболее важных проблем естествознания в его «Письмах к одной немецкой принцессе о разных метафизических материях» (Lettres a une Princesse d'Allemagne, 1768–1772). Работа ученого «Об усовершенствовании стеклянных очковых линз» (Sur la Perfection des Verres Object des Lunettes, 1747) способствовала созданию ахроматических телескопов [11].

Наибольшую известность принесли Эйлеру исследования в области чистой математики. Его учебные пособия по элементарной и высшей математике явились прототипом для всех последующих отечественных учебников. По арифметике Эйлер написал «Руководство к арифметике для употребления в гимназии при императорской Академии наук» двух частях) (вышло в С.- Петербурге на немецком языке в 1738 – 40 гг. и в русском переводе в 1740 и 1760 гг.), которое положило начало новому направлению в отечественной математической литературе. Место элементов историзма в арифметике Эйлера глубоко педагогически продумано. Они не занимают много места по объему и отвечают общей методической линии учебника. Сначала излагается вводный раздел, содержащий исторические сведения, затем развивается теория, причем тут же показываются и ее практические приложения в виде реальных задач [8. С. 19].

Методические идеи Эйлера получили дальнейшее развитие в педагогической и учебно-литературной деятельности академиков С.К. Котельникова, С.Я. Румовского, Н.И. Фусса, а также учеников и последователей великого ученого М.Е. Головина, Н.Г. Курганова.

Во второй половине XVIII в. происходят изменения в целях и содержании элементов историзма, количество их с расширением теоретического курса увеличивается. В этот период исторические сведения используются для: 1) показа практического происхождения некоторых математических понятий и дисциплин, в преподавании и учебниках начинают встречаться элементы математической этимологии; 2) оживления курса и лучшего запоминания теоретического материала, важное место здесь занимает генетический компонент историзма (биографии, библиографии); 3) облегчения усвоения логических выводов и углубления понимания результатов. Многие вопросы, относящиеся к системе счисления, спрямлению окружности, логарифмам, в большинстве учебников излагаются в историческом плане. Появляются сообщения о математической символике и ее развитии.

К концу XVIII в. в России появляется общеобразовательная система обучения – система народных училищ, поэтому развитие обучения и учебной литературы происходит под знаком тех методических идей, которые связаны с общеобразовательной школой. Зарождается методика преподавания математики, появляются первые методические положения о значении связности и краткости изложения материала для его доступности. Это приводит к эволюции учебника, которая проявляется в следующем: 1) большей четкости определений и формулировок; 2) исключении косвенных высказываний; 3) разгрузке учебников от примеров и задач, которые в начале следующего века выделяются в отдельные задачники. Это сказалось и на элементах историзма: содержание их в учебниках резко сократилось.

В учебниках для общеобразовательной школы все элементы историзма относятся к связи математики с практикой, т.к. в начальной школе отсутствует, а в старшей лишь в незначительной степени присутствует логический вывод. Исчезают сведения об имманентном развитии математики. Элементы связи теории с практикой вновь приобретают то же значение и выполняют те же цели, что и в практических учебниках начала XVIII в [8. С. 19-20].

К концу XVIII в. учебник перестал отражать отношение автора к историзму. Реформирование учебника способствовало рождению проблемы соотношения исторического и логического в содержании учебника, которая характерна и для современной учебной литературы по математике. З.Е. Гельман по поводу этого пишет: «В большинстве учебников явления науки рассматриваются как отвлеченные данности, а не как итог работы многих поколений исследователей. Поэтому наука воспринимается школьниками как „готовое знание“, а не как деятельность, направленная на получение новых знаний, не как сфера духовного производства» [2. С. 25].

Элементы историзма в рассматриваемый период использовались не только в учебниках, но и в самом преподавании. А.Т. Хохлов [9. С. 242] выделяет следующие факторы, способствующие этому.

  1. Авторы учебников чаще всего были учителями и создавали их с учетом собственного практического опыта. Они использовали в преподавании те исторические сведения, которые помещали в своих учебниках.
  2. Наиболее распространенным приемом обучения в XVIII в. было заучивание наизусть содержания учебника, следовательно, учащиеся выучивали исторические сведения вместе с основным текстом.
  3. В ряде руководств находятся прямые указания авторов на то, что они используют элементы историзма в своем преподавании (Вейдлер, Румовский, Кестнер и др.)

Итак, историзация отечественной математики и математического образо­вания в XVIII в. проходила под патронажем выдающихся отечественных мате­матиков и преподавателей математики. Она выполняла следующие функции [8 С. 21]: 1) популяризировала математические науки; 2) увеличивала доступность обуче­ния математике; 3) выступала в качестве основного средства доказательства справедливости теоретических положений; 4) иллюстрировала связь теории с практикой; 5) способствовала повышению сознательности обучения матема­тике и прочности усвоения предмета; 6) способствовала формированию инте­реса к математике и ее изучению.

Библиографический список:

  1. Акопов А. И. Общий курс издательского дела. Учебное пособие для студентов журналистов. / Под ред. проф. В.В. Тулупова. –Воронеж: Факультет журналистики ВГУ, 2004.
  2. Гельман З. Е. История науки и культуры в общеобразовательной школе // Педагогика. – 1993. – № 5.
  3. Лазаревич Э. А. Искусство популяризации науки. – М.: Наука, 1978. 
  4. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Том 36. – М.: Политиздат, 1918.
  5. Морозов А. А. Юность Ломоносова. – Архангельск: Архангельское кн. изд-во, 1953.
  6. Морозов А. А. Ломоносов. Жизнь замечательных людей. – М.: Молодая гвардия, 1961.
  7. Полякова Т. С. Петр I и математическое образование в России / Т. С. Полякова // Математика в школе. – 2014. – № 4.
  8. Романов Ю. В. Теория и методика историзации геометрической подготовки учителя математики в педагогическом вузе: Дис. на соиск. учен. степ. к.п.н.: спец. 13.00.02. – Ростов н/Д, 2002.
  9. Хохлов А. Т. Начала историзма в преподавании математики в дореволюционной русской школе. Дисс. канд. пед. наук. – М., 1957.
  10. Яковлев А. Я. Леонард Эйлер. – М.: Просвещение, 1983.
  11. Большая Советская Энциклопедия. Эйлер Леонард. [Электронный ресурс] // URL: http://enc-dic.com/enc_sovet/Jeler-leonard-102065.htm
  12. Леонтий Филлипович Магницкий. «АРИФМЕТИКА». [Электронный ресурс] // URL: http://sheba.spb.ru/shkola/arifmetika-magn1703-1914.htm

Сивоволова Анастасия Ивановна, Магистрант, Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

22.05.2015, 1212 просмотров.

В журнале для учителей «Педагогический советник» можно опубликовать статью учителю и получить сертификат публикации учителя. Издание «Педсоветник» проводит различные дистанционные конкурсы для педагогов, воспитателей и методистов.